Categories:

Откровение (8). Инония

Кульминационным актом «Откровения» Иоанна Богослова выступает появление «нового неба и новой земли», символом которых служит небесный град Иерусалим — «новый, сходящий от Бога с неба». Эти новые «небо и земля» являются началом следующего проекта (по отношению к тому [«библейскому»], инициирование которого описывалось в первых главах книги «Бытие»).

Град

Свой чертог, воздвигнутый на «бездонном вытяже» есть и у Сергея Есенина. Имя ему —  «Инония». Град, «где живет божество живых» противопоставлен всем другим городам, что олицетворяют собой старый мир.

Проклинаю я дыхание Китежа
Плачь и рыдай, Московия!
Проклинаю тебя я Радонеж

«Инония», как говорит за себя само название, является выражением всего того нового, другого, иного — должного придти на смену.

Я иное постиг учение
Прободающих вечность звезд.

Я иное узрел пришествие -
Где не пляшет над правдой смерть.
По-иному над нашей выгибью
Вспух незримой коровой бог.

Это очень яростное стихотворение вызвало  (сравнительно с другими сочинениями поэта) наибольшее число откликов при жизни:

вся „Инония“ - не богохульство, а богоборчество; всякое же богоборчество есть и богоутверждение нового Слова. (журнал «Наш путь», 1918, №2)
поэма „Инония“ - определенное и глубокое отрицание всего старого мира, вплоть до изгнания христианских символов и замены их какими-то полуязыческими полуиндуистскими символами - вплоть до порицания национального прошлого „святой Руси“». (газета «Народное дело», Ревель, 1921, № 25)

Песня

В «Откровении» много места уделено собравшимся вокруг Агнца. О них Иоанн скажет, что те исполнят «как бы новую песнь».


и никто не мог научиться сей песни, кроме сих ста сорока четырех тысяч, искупленных от земли. (Откровение. 14:3)

В«Инонии» Есенин как будто раскрывает текст этой песни:

"Слава в вышних богу
И на земле мир!
Месяц синим рогом
Тучи прободил.

Кто-то вывел гуся
Из яйца звезды -
Светлого Исуса
Проклевать следы.

Кто-то с новой верой,
Без креста и мук,
Натянул на небе
Радугу, как лук.

Радуйся, Сионе,
Проливай свой свет!
Новый в небосклоне
Вызрел Назарет.

Новый на кобыле
Едет к миру Спас.
Наша вера - в силе.
Наша правда - в нас!"

В Спасе на кобыле легко угадывается центральный персонаж «Откровения» — Сидящий на коне.

Новый Спас

Тема "нового Спаса" стала центральной в творчестве Сергея Есенина в судьбоносные для нашей страны революционные годы. Стихотворения "Пришествие", "Преображение", "Пантократор", "Певущий зов" также буквально пронизаны характерными для Откровения Иоанна Богослова образами. Пройдя эволюцию в стихах ранних периодов образ Спасителя в 1917 году трансформировался в образ вестника новой эпохи: «светлого гостя»  и «нового сеятеля». Чтобы затем в январе 1918 года предстать в качестве героя «Инонии».

Светлый гость

Зреет час преображенья,
Он сойдет, наш светлый гость,
Из распятого терпенья
Вынуть выржавленный гвоздь.
"Преображение", ноябрь 1917

Новый сеятель

Новый сеятель
Бредет по полям,
Новые зерна
Бросает в борозды.
"Преображение", ноябрь 1917


***

Сергея Есенина считают великим русским поэтом. Но что делает поэта великим?

Разве не талантливое обращение к тем же образам, к которым прикладывался и Иоанн Богослов?


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded